весь√ќЋ”Ѕќ…урал

эротические иstoryи 

Rambler's Top100TopList

UG \ »стории

 
јвтор: ¬ладимир Ѕауглир страница: 1 2 3 4

 .3.

  Дни проходили за днями, неделя за неделей. Дни были бесцветные и скучные, похожие один на другой. Не развеселил даже День Нептуна.Но зато ночи... По ночам Лешка устраивал мне мини-спектакли, каждый раз придумывая какую-нибудь новую позу. Он то сосал у меня, то надевался на мой член попкой, то зажимал его между ног, то лизал меня до оргазма...

 И вдруг все это в один день кончилось. В родительский день я объелся клубники и меня хватил понос. Врачи засуетились, заподозрили у меня дизентерию и упрятали меня в изолятор. И, что самое обидное, запретили мне выходить наружу, а моим друзьям заходить ко мне. Так что Лешка оставался с той стороны, а я тут, один в маленькой комнатке. Впрочем, один - это я образно - помимо меня в изоляторе был еще один парень, из старшего отряда, чернявый и кучерявый, словно цыган. Впрочем, нет, цыгане не бывают настолько кучерявы. Казалось, что он нарочно завил волосы бигудями. Или сделал себе "химию". Парень лежал на койке и читал какую-то толстую книгу.

 Я разместился на соседней, пустующей, койке и принялся меланхолично изучать потолок. Настроение было прескверное, и чем ближе к ночи - тем больше.

 Парень же по-прежнему читал книгу, закинув ногу за ногу, отчего его одеяло поднялось горбом. Порой он переворачивал страницы назад, словно желая перечитать какое-то понравившееся место, и тогда долго смотрел на одну страницу. Мне стало интересно, что же он там такого нашел, но спросить я не решался. Да еще все больше и больше росла тоска по Лешке. И, вспоминая о нем, я не мог сдержаться. И тогда я вскакивал и бежал в туалет, чтобы там, заперев за собой дверь, подрочить упрямо торчащий член. Это помогало, правда, ненадолго.

 Забавно, наверное, мой сосед и медичка считали, что я по-прежнему страдаю от поноса. Эх, знали бы они. Нет, медсестра лучше пусть и не узнает...

 Я только собирался вновь побежать в туалет, как кучерявый отложил книгу на тумбочку и, резко откинув одеяло, встал и поспешил в "комнату уединения", опережая меня. И тогда...

 Тогда я решил заглянуть в его книгу. Я примерно запомнил, где было то место, и теперь лихорадочно листал толстенный типографский "кирпич", разыскивая нужную страницу. И тут мне на ладонь упала фотокарточка. Я взглянул. Приятное тепло пошло по моему телу, все жилочки напряглись, аж зазвенели...

 И тут сзади послышались быстрые шаги, и курчавый вырвал снимок у меня из рук.

 - Да не бойся ты! - сказал я ему как можно спокойнее,- Я никому не скажу. Ну дай глянуть, мне понравилось...

 То ли интонации моего голоса задобрили его, то ли просто он что-то решил для себя, но он протянул мне карточку, шепнув:

 - Тс-с-с, а то чтоб медичка не заметила...

 Я сунул фото под футболку и кинулся в туалет, ощущая у себя на коже приятную липкую прохладу карточки.

 Заперев дверь на замок, снял до колен трусики, а затем выудил из-за пазухи снимок и прижал его левой рукой к стене.

 На снимке были двое. Один - корейского типа черноволосый молодой человек в очках. Собственно, ничего, кроме очков, на него одето и не было. Он стоял в роще, опершись своей попой на шершавый ствол дерева. Другой - коротко стриженый парнишка-брюнет в белой футболке-безрукавке, ставший на корточки и взявший в рот член корейца, отчего на щеках у него появились соблазнительные ямочки. Парнишка придерживал корейца за ноги и зажмурил глаза от удовольствия, кореец же ласково гладил мальчишку по его короткой стрижке.

 Парнишке на вид лет 15-17. Но в его блаженствующей позе, ямочках на щеках - было что-то, роднившее его с Лешкой.

 Лешка!

 Я не смог сдержаться и, кончив раз, тутже продолжил дергать рукой свой член, не отрывая взгляда от карточки.

 Боже, мне бы так! А какой у этого корейца красивый член! Большой, толстый (куда толще моего!), немного загибающийся вверх! А вокруг члена - очаровательные курчавые волосики!..

 Лишь кончив трижды, я почувствовал, что напряжение спадает и, засунув фото под футболку, а футболку заправив в трусы, я спешно вернулся на свою койку.

 Когда я ложился, я с благодарностью взглянул на курчавого. Он подмигнул мне, и я подмигнул ему в ответ. И благодарно улыбнулся. И его губы разошлись в прекрасной обаятельной улыбке.

 Я хотел было отдать карточку сразу, но тут явилась медичка, напичкала нас таблетками и зачем-то поставила градусники. Зачем - ума не приложу, ведь, кажется, понос не имеет ничего общего с гриппом.

 Но мало того, что она засунула нам градусники, так она еще и торчала возле нас все пять минут. Я чувствовал, как карточка липнет к потеющему телу и все боялся, что медичка найдет ее, вынимая градусник. Поэтому, когда она взяла градусник у курчавого, я тут же вытащил свой и демонстративно протянул ей.

 Наконец нас оставили вдвоем. Хлопнула выходная дверь санчасти, затихли вдали шаги.

 - Ух, а я так боялся, что она у тебя карточку найдет,- шепнул курчавый.

 "-А я что, не боялся?!"- хотел воскликнуть я, но почему-то (вот ведь дернуло за язык!) сказал вместо этого: - Ничего, сказал бы ей, что оло, она бы не стала смотреть...

 - Ага, Пограничник юный нашелся...

 - А ты, ты... Командор перекрашеный, вот кто ты!

 - Ну, ты уж ляпнул!

 - А че? А я ниче... Похож ведь! Копна волос, острое лицо, большие губы.

 - И прочее, прочее, прочее... Ладно, карточку-то давай...

 - А может, я еше посмотреть хочу.

 - Ну так прыгай сюда,- он похлопал по своей койке,- вместе смотреть будем.

 Я не заставил себя упрашивать дважды. Но, забираясь к нему под одеяло, все же ехидно спросил:

 - Ну, и как же зовут благородного Командора?

 - Благородного Командора зовут Игорь! А как кличут это юное дарование?

 - Володька...

 - Просто Володька?

 - Ум-гу.

 И я, прижавшись своим боком к его боку, достал из-под футболки промокший насквозь снимок.

 Держал я карточку одной рукой. Другую же положил своему напарнику на бедро. Игорь же одной рукой обнял меня за талию, а вторую положил мне на грудь и легонько, будто бы нечаянно, гладил одним пальчиком мой сосок.

 Моя вторая рука тоже долго не бездействовала: пальцами я гладил бедро, поднимаясь все выше и выше. запястье же мое подрагивало в ожидании. И вот... Ого! Рука аж остановилась, уперевшись в эту преграду, гордо и мощно вознесшуюся ввысь!..

 Несколько раз качнув его член запястьем, я сдвинул руку и обхватил его всей пятерней. Прямо так, сквозь трусы.

 Игорь сперва чуть-чуть дернулся, застонал, а затем быстро-быстро зашептал мне: - Ой, скорее сними с меня трусы, а то я счас кончу...

 При этом попка его оторвалась от лежанки. Двумя быстрыми, уверенными движениями я стянул ему трусики аж до колен. Одеяло при этом скользнуло на пол, и я с изумлением воззрился в сумраке палаты на его член. Огромный, еще больше того, что на фотографии. Не такой толстый, нет, потоньше, но неимоверно длинный и прямой.

 Я склонился, поднося головку к самым глазам, разглядывая ее.

 - Шустрый юноша. А, может, попробуем как на фотографии?

 Какое-то сладострастье затопило меня, и я тут же, без колебаний, погрузил в свой рот его упругую мышцу. Язык метался, как оглашенный.